Гигантские круги умирают и возрождаются вновь

«Это действительно большая штука, я делал её восемь дней», — говорит Джим о своей рекордной инсталляции в пустыне Невада. Огромные круги, которые можно увидеть только с высоты птичьего полёта, последовательно уменьшаются, превращаясь в центре в крошечные кружочки, нарисованные при помощи небольшой палочки (фото с сайта darkroastedblend.com).

Некоторые считают, что круги на полях – привет от инопланетного разума. Таинственные, огромные и геометрически выверенные, они вносят смуту в души впечатлительных землян. Но один американец решил не давать пришельцам повода для гордыни и показал, что мы можем и больше, и лучше, и красивее. Пусть знают, какая у нас прогрессивная цивилизация!

На самом деле «земляное» направление в искусстве – ленд-арт (land art) – зародилось в Штатах ещё в конце 1960-х. Группе художников стало тесно в галерейном бетонном пространстве, и они использовали бескрайние просторы и естественную красоту природных пейзажей.

Это был не просто музей под открытым небом: объектом творческих усилий стал сам ландшафт. На нём из природных же компонентов – камней, ветвей, песка и много чего ещё – воздвигали масштабные, но вместе с тем эфемерные композиции. Завтрашний дождь или прилив могли в буквальном смысле стереть работу с лица земли.

Самым, пожалуй, известным представителем ленд-арта является Роберт Смитсон (Robert Smithson), а его наиболее знаменитой и знаковой для этого направления в искусстве работой — «Винтовая дамба» (Spiral Jetty). Сооружение представляет собой спираль диаметром около 460 метров, насыпанную из камней и земли, скреплённых водорослями (фото с сайта wikipedia.org).

Другой причиной возникновения ленд-арта явилась, по словам пионеров жанра, коммерциализация музейного искусства и вместе с тем его, как им казалось, деградация – именно в то время на роль властителя дум выдвинулся Энди Уорхол с его потребительской, пластиковой эстетикой.

Припасть к корням, к природе казалось в какой-то степени антагонистичным набирающему обороты культу потребления. Всё это совпало по времени с культурной революцией (в её формальном понимании) – Вудсток, война во Вьетнаме, дети-цветы, ну и всё такое.

В 1960-х и 1970-х ленд-арт появился в пику коммерциализации искусства, а художники этого течения использовали «бесплатные» материалы. В XXI веке песок кое-где всё ещё бесплатен, зато песчаные инсталляции вполне органично рекламируют дорогие автомобили (фото с сайта landrover.com).

Общество потребления оказалось, понятное дело, сильнее бунтарей, многие из которых сейчас сами являются респектабельными буржуа, а некоторые даже собственными яхтами обзавелись.

Но новое время диктует новые вызовы, и на смену протестным земляным работам пришли не столь идейные, зато очень симпатичные.

Как, например, у Джима Деневана (Jim Denevan).

Уставшим в каменных джунглях одиноким сердцам не нужно кричать о природе – их только позови… Но предусмотрительный мистер Деневан начал с того, что уж наверняка и безотказно сокращает путь к этим самым сердцам – с вкусной и здоровой пищи.

Джим отрицает пропаганду органических продуктов, но готовить по рецептам из его недавно вышедшей книги A Farm to Table Cookbook не так-то просто. New York Times считает, что без похода в магазин Mr. Organics не обойтись. Бюджет должен быть соответствующий. Но ведь можно и на ферму махнуть, с другой стороны! Кстати, фотография, где он радостно держит ящик с корнеплодами, — с обложки упомянутой книги. А справа вы можете увидеть примеры недеревенских пикников повара-художника (фото с сайтов nytimes.com, outstandinginthefield.com).

В конце 1990-х он был поваром в Милане, но, накопив кое-какую сумму, решил круто изменить свою жизнь: купил за $7000 старый автобус 1953 года выпуска, назвал его «Знаменитым» (Outstanding) и стал колесить по Америке, собирая всех желающих на пикники.

Но не простые пикники, а самые настоящие представления: люди собираются на маленьких фермах и ранчо, для того чтобы «соединиться с землёй».

Всё мероприятие, по словам автора, было задумано, чтобы городские обитатели вновь ощутили буколическую прелесть маленьких ферм, гастрономическую свежесть натуральных продуктов. А ещё чтобы сохранить американский дух и пощупать (а также попробовать на вкус) свои корни.

Гигантское соляное озеро (в центре). На нём — самый большой в мире песчаный рисунок. Его диаметр — около 5 километров, а для того чтоб закончить работу, художнику пришлось пройти около 160 километров (фото с сайта darkroastedblend.com).

Джиму, впрочем, немного не по себе от такого пафоса, и он подчёркивает, что в конечном итоге всего лишь собирает людей там, где им может быть хорошо. Однако на его «деревенских обедах» готовят отнюдь не прекрасные пейзанки, а шеф-повара из модных нью-йоркских или чикагских ресторанов.

В любом случае, в один прекрасный день обеды и гости стали наводить на американца лёгкую тоску. Именно что лёгкую – это вам не наша русская хандра. По его собственному признанию, он взял грабли, лопату и пошёл на берег (видимо, после банкета, что на одной из фотографий вверху).

После «работы» Джим и его команда на верном «Знаменитом» объезжают композицию, чтобы проверить, не нарушены ли где сплошные линии узора (фото с сайта darkroastedblend.com, Jim Denevan).

Он бесцельно возил сельхозинвентарём по песчаной отмели во время отлива и вдруг стал замечать, что у него получается нечто интересное. Новый эксперимент быстро превратил повара в художника. Бывают и не такие метаморфозы.

Джим собрал новую команду и поехал по стране уже с новой целью – изобразить что-нибудь монументальное. Благо собирать вокруг себя людей, заражать их какой-то идеей американцу действительно удаётся: загородные трапезы проекта Outstanding in the Field прошли уже в десятках городов по всей территории США.

Несмотря на всю эстетичность, огромный артефакт на теле Земли скоро исчезнет в никуда – как красивое облако или волна в океане. «Род уходит, и род приходит, а Земля остаётся навек. Восходит солнце, и заходит солнце, и на место своё поспешает, чтобы там опять взойти;» (Еккл 1:4-5). Идея похожая, в общем (фото Jim Denevan).

Создано одним человеком. Растворится в небытие за несколько дней.

«Моя предыдущая работа была полностью уничтожена дождём, не продержавшись и неделю, но я не особенно расстраиваюсь по этому поводу, — мистер Деневан относится к недолговечности своих произведений философски. – В конце концов, мало кому понравилось, если бы эти фигуры остались навсегда».

Художник творит, не прибегая к помощи каких бы то ни было инструментов или приспособлений, и даже не имея первоначального наброска. Всё – у него в голове. Как говорят американцы, «легко пришло – легко ушло».

Помимо того что Джим Деневан был поваром в Италии, во времена бурной молодости он там же подрабатывал моделью. С тех пор выбор удачного ракурса для него не составляет труда (фото Jim Denevan).

По мнению автора, его работа является аллюзией на древний «космодром» в долине Наска. По крайней мере, технологических достижений, не известных древней индейской цивилизации, он не использует. Кроме, разве что, автобуса. Но это не в счёт.

«Может, когда-нибудь одна из моих композиций на самом деле привлечёт внимание инопланетян», — смеётся Джим.



Художники расписывают французскую энергетику

9 июля 2008

Шахматы Алисы отправляют съеденные фигуры в Зазеркалье

3 июля 2008

Профессор рисует взрывчаткой и расстреливает шедевры

30 июня 2008

Водопад под мостом шумит о конечности воды

26 июня 2008

Армия мусорных людей стоит по всему миру

24 июня 2008