«Стокгольмский синдром»: дружбе заложников и террористов 30 лет

Стокгольмские заложники вместе со своим «другом» Улссоном (он без противогаза) выходят из банка (фото svt.se).

Поздним вечером 28 августа 1973 года, то есть 30 лет назад, в столице Швеции были освобождены четверо заложников, которых двое преступников удерживали в хранилище «Sveriges Kreditbank» более 5 суток. После завершения операции мир узнал о психологическом состоянии, получившем название «Стокгольмский синдром».

23 августа 1973 года, в четверг, в 10 часов 15 минут 32-летний Ян Эрик Улссон (Jan Erik Olsson), бежавший из тюрьмы не особо опасный преступник, вошёл в банк в центре Стокгольма. На нём были солнцезащитные очки и парик, имитирующий пышную африканскую причёску. Он достал автомат, выстрелил в воздух и прокричал что-то вроде «Вечеринка начинается!»

Улссон взял в заложники сотрудников банка — трёх женщин и одного мужчину. Заложников звали Бриджитт Ландблэд (Birgitta Lundblad), Кристин Энмарк (Kristin Enmark), Элизабет Олдгрен (Elisabet Oldgren) и Свен Сафстром (Sven Safstrom).

Преступник потребовал три миллиона крон (около $2 миллионов), два «ствола», пуленепробиваемые жилеты, шлемы, быстрый автомобиль и свободы для своего сокамерника — Кларка Улафссона (Clark Olofsson). В случае невыполнения условий, грабитель обещал убить заложников.

Кларк Улафссон (справа) и заложники. При желании можно рассмотреть верёвочные ловушки на депозитных ящиках (фото sniggle.net).

«Вечеринка» продолжительностью 131 час действительно началась. Всё это время несчастной четвёрке служащих предстояло провести в помещении хранилища размером 3 на 14 метров и озадачить физиологов с психологами «Стокгольмским синдромом».

Полиция прибыла немедленно. Двое «копов» попытались сразу прорваться внутрь, но Улссон открыл огонь и ранил одного из полицейских. Другому преступник приказал сесть на стул и что-нибудь спеть. Жертва запела песню «Одинокий ковбой» («Lonesome Cowboy»). Судя по всему, потом грабитель вышвырнул «певца».

Из всего списка требований полиция удовлетворила одно – из тюрьмы в банк быстренько доставили Кларка Улафссона. С исполнением прочих желаний власти попросили повременить. Грабители получили бы и автомобиль, но им не разрешили брать с собой в машину заложников. В общем, преступники и жертвы забаррикадировались в хранилище, а над Стокгольмом нависла угроза насилия.

На этом фрагменте карты Стокгольма местонахождение банка отмечено звёздочкой.

Это хорошо почувствовало правительство Швеции во главе с тогдашним премьер-министром Улафом Пальме (Olof Palme). За три недели до выборов у ситуации с захватом заложников непременно должен был быть хэппи-энд.

И надо же такому случиться, что свой личный интерес был и у полицейских: "Sveriges Kreditbank" – был банком, хранившим зарплату шведских стражей порядка, до выплаты которой оставался всего один день.

В то время, когда полицейские, мечтающие, чтобы всё это побыстрее закончилось, занимали позиции у здания банка, шведские тележурналисты находились поблизости. Они томились у дворца, в стенах которого умирал король Густав Адольф Четвёртый (Gustav VI Adolf).

Понятное дело, съёмка королевского дворца была не так интересна, как драматические события, разворачивающиеся в банке. Поэтому журналисты быстро развернули свои камеры и переключились на трагедию, приковав к ней внимание телезрителей всего мира. Те, в свою очередь, «оборвали» полиции все телефоны, предлагая свои варианты решения этой безвыходной, казалось бы, ситуации.

Началась уже не вечеринка, а самый настоящий цирк. Зрители не скупились на, мягко говоря, причудливые предложения: одни предлагали запустить в хранилище рой пчёл, другие заполнить помещениями мячиками от пинг-понга, чтобы вытеснить грабителей и заложников.

Улафу Пальме пришлось вести телефонные переговоры и с террористами, и с заложниками (фото leksikon.org).

Иные подавали идею выставить надувные куклы, наряженные в форму полицейских, чтобы преступники стреляли по манекенам и остались без патронов. Выборы, зарплата, умирающий король, пчёлы, куклы, заложники!

Ну, а внутри банка Улссон угрожал заложникам мучительной смертью, для пущей убедительности время от времени надевая им на шеи верёвочные петли, обещая всех повесить в случае штурма. Однако по прошествии пары дней отношения между грабителями и заложниками несколько изменились.

Некоторые из захваченных сотрудников банка вдруг начали критиковать полицию за враждебность и требовать прекратить прикладывать усилия для их освобождения. Операция же, разумеется, готовилась.

Одна из заложниц, Кристин Энмарк, после нервных переговоров Улссона с правительством, сама позвонила самому Улафу Пальме и отчитала премьер-министра, заявив, что ничуть не боится Улссона с Улафссоном, хочет сбежать вместе с ними и требует всех отпустить.

Говорят, что после этого звонка Улссон стал разгуливать по хранилищу, напевая песню «Убей меня нежно» («Killing me softly»).

Король Густав Адольф Четвёртый умирал во время событий, но умер только 15 сентября 1973 года.

В конце концов, полиции и властям всё это осточертело. 26 августа полицейские из квартиры этажом выше просверлили отверстие в потолке и сфотографировали заложников с Улафссоном. Однако его неуравновешенный дружок заметил приготовления, начал стрелять и пообещал всех перебить в случае газовой атаки.

28 августа, на шестой день драмы, газ всё же подали. Через полчаса Улссон и Улафссон сдались, а заложников вывели целыми и невредимыми. Судя по фото, на них сразу же надели противогазы.

Что было потом, всем более-менее известно. Бывшие заложники заявили, что всё время боялись полиции, а не преступников, которые ничего плохого им не сделали. По некоторым данным, четвёрка на свои деньги наняла Улссону и Улафссону адвокатов.

В ходе судебных разбирательств Улафссон вёл себя спокойно и уверенно, утверждая, что не помогал Улссону, а наоборот — пытался спасти заложников. В конце концов, с него сняли все обвинения и отпустили подобру-поздорову. На свободе Улафссон встретился с Кристин Энмарк, которой симпатизировал ещё в хранилище, и они стали дружить семьями.

Улссона приняли полицейские.

Зачинщик захвата Улссон был приговорён к 10 годам тюрьмы, где получал много восхищённых писем от женщин. Говорят, потом он женился на одной из своих поклонниц. Из «десятки» он отсидел восемь лет, мечтая о простой жизни с женой в домике в лесу. Сегодня Улссон живёт со своим семейством в Бангкоке, где владеет супермаркетом.

Ну, а Улафссон на свободе пробыл недолго – всё-таки на преступный путь он стал ещё в 16 лет. Его посадили уже за другое, в 1991 году отпустили, но в 1999-м он был снова арестован в Дании за контрабанду наркотиков и приговорён ещё к 14 годам тюрьмы, где, надо полагать, и находится.

Что же касается бывших заложников, то двое из них всё ещё работают в банковском бизнесе, один стал психотерапевтом, а четвёртый сменил фамилию и старается не показываться в лишний раз на глаза.

Авторство термина «Стокгольмский синдром» приписывают криминалисту Нильсу Биджероту (Nils Bejerot), а характерный набор признаков синдрома такой:

В Дании Улафссона задержали с 50 кг амфетамина и 80 кг марихуаны (фото svt.se).

— Пленники начинают отождествлять себя с захватчиками. По крайней мере, сначала это защитный механизм, зачастую основанный на неосознанной идее, что преступник не будет вредить жертве, если действия будут совместными и положительно восприниматься. Пленник практически искренне старается заполучить покровительство захватчика.

— Жертва часто понимает, что меры, принятые её потенциальными спасателями, вероятно, нанесут ей вред. Попытки спасения могут перевернуть ситуацию, вместо терпимой она станет смертельно опасной. Если заложник не получит пулю от освободителей, возможно, то же самое ему достанется от захватчика.

— Долгое пребывание в плену приводит к тому, что жертва узнаёт преступника, как человека. Становятся известны его проблемы и устремления. Это особенно хорошо срабатывает в политических или идеологических ситуациях, когда пленник узнаёт точку зрения захватчика, его обиды на власть. Тогда жертва может подумать, что позиция преступника — единственно верная.

— Пленник эмоционально дистанцируется от ситуации, думает, что с ним этого не могло произойти, что всё это сон. Он может попытаться забыть ситуацию, принимая участие в бесполезной, но занимающей время «тяжёлой работе». В зависимости от степени отождествления себя с захватчиком жертва может посчитать, что потенциальные спасатели и их настойчивость действительно виноваты в том, что происходит.

Торкел Петерссон (Torkel Petersson) и Шанти Рони (Shanti Roney) сыграли роли захватчиков банка в шведском фильме «Norrmalmstorgsdramat» о событиях 1973 года.

И вот уже 30 лет мы то и дело слышим о «Стокгольмском синдроме». О нём снимают фильмы, термином называют рок-группы и так далее, и тому подобное. Самым же показательным примером синдрома по сей день считается случай с Петти Хёрст (Patricia Hearst).

Она была похищена 4 февраля 1974 года в Калифорнии из своей квартиры крошечной террористической группой, называющей себя Симбионийской освободительной армией (Symbionese Liberation Army — SLA). Похитители получили от семьи Патрисии $6 миллионов, но девушка так и не появилась.

Однако 15 апреля 1974 года она была сфотографирована с автоматом в руках во время ограбления банка. Позже от Пэтти пришло известие, что она сменила имя, теперь её зовут Таня, и Таня преданно служит SLA.

Патти Хёрст позировала для постера освободительной армии (фото wikipedia.org).

Появилось постановление об аресте Тани, и в сентябре 1975 года она была задержана в квартире с другими солдатами освободительной армии. В то же время, полиция атаковала и сожгла другое убежище SLA, перестреляв большую часть группы.

В ходе судебных слушаний, начавшихся 20 марта 1976 года, Хёрст утверждала, что её держали с завязанными глазами в туалете и всячески издевались, заставляя примкнуть к SLA.

Адвокаты проиграли, и Хёрст была осуждена за грабёж. Через 22 месяца её амнистировали по приказу Джимми Картера. Патрисия изложила свою версию событий в автобиографической книге «Every Secret Thing». Хёрст стала прототипом героинь многих фильмов, включая «Cry-Baby», «Serial Mom» и других. Вот такая история.



Учёные установили, что чувство юмора не исчезает в старости

27 августа 2003

ФБР показало, как террористы маскируют оружие

8 августа 2003

В Институте Макса Планка «оживляют» портреты покойников

5 августа 2003

В Южной Корее запрещают мобильники с камерами

30 июля 2003

Счастье отгоняет простуду

29 июля 2003